doldonius: (Default)
Хорошо-то как в зале после улицы. Кроме разве кислорода; привык на ветерке дышать по минимуму и пару раз капитально завис.

А в целом отработал прилично. Вроде бы. Отснято, нарежу — выложу. "Но не сразу".

Ну и это, age++. Да и фиг с ним. Не дождутся.
doldonius: (Default)
Постоянным обитателям угла я уже надоел, так что сменил место. Не очень удачно. Зато потренировался горланить прямо напротив проспекта — и, кажется, словил отскок от высотки напротив.

Заодно и банджовую половину концерта дорепетировал, можно в оставшееся время спокойно доработать с мандолиновой частью и новыми соляками.
doldonius: (Default)
Мало что способно вызвать у меня столь же мощный прилив сочувствия, как доносящееся из уличного хрипунчика "Тишины хочу, тишины". Слышите, производители акустических загрязнений? Само орудие вашего преступления молит себя заткнуть.

Очередная победа телевизора — и, как назло, рядышком стояли сотрудники органов, при которых в доходчивой форме объяснять, что за инструмент руками хвататься нельзя, было бы опрометчиво. (Ну, и мои извинения второму, кто посоветовал петь по-русски уже, видимо, от доброты сердечной; кажется, на лице у меня было написано что-то неучтивое.) Поэтому еще раз, всем-всем-всем. Read more... )

А так, конечно, и публика хорошая была, и отработал, кроме пары мест, достаточно прилично.

Но как-то стремновато в городе становится.
doldonius: (Default)
Ну-с, четырехдневный забег пройден довольно ровно. Не сказать, что особенно хорошо, но это, в конце концов, было лето набора физической формы.

В принципе, если тушка еще и выздоровеет, по три дня подряд работать можно запросто. С апгрейдом оборудования (приличная тележка, высокий табурет для банджовых номеров, ортопедические стельки) и четыре потяну — в этот раз все же заметно подкосили прогулочки в самый первый день.

Осталось найти, где это делать. Лета осталось дней пять в августе и, если повезет, что-нибудь по мелочам в сентябре.

Потом, надо полагать, засада.
doldonius: (Default)
Ах, эта Правильная Компания Для Медведя!

И дети были (мой любимый размер!), и заинтересованные слушатели, с которыми получилось поговорить о судьбах и путях народной музыки.

А вот лажал знатно. Время от времени тупо забывал, в каком я номере, а вовремя подсмотреть в шпаргалке остатков ума не хватало. Хорошо быть Майклом Джексоном и отдыхать между номерами в кислородной палатке.

Завтра и в следующий погожий день еще по разу банджовую программу, и возвращаюсь к мандолиновой. Хотя бы на несколько раз, чтоб банджовая отдохнула.
doldonius: (Default)
Помаленьку начинаю верить байкам о престарелых мастерах ушу, коих к помосту и от него приходилось носить, а вот на помосте они всем дрозда выписывали. Остатков кофе хватило только на две кружки, так что к вечеру был в техническом нокауте.

Главное действительно на питч выползти. Там покатится, даже если связки, как сегодня, брыкаются. Похоже, пшикалка их уже не берет.

Подтанцовка была серьезная. Аж лажал временами, засмотревшись.
doldonius: (Default)
Комбинация арифметического идиотизма, геометрической инвалидности и асимметричности маршрутов транспорта (вот чтоб этих лобачевских школьный циркуль покусал!) очень, очень укрепляет мускулатуру.

Заодно проверил площадь Волкова. Непруха. На юго-западном углу черные легионы воткнули репродуктор, направленный внутрь. Часть Весенней к югу от драмтеатра тоже выглядит уныло: все топочут по перегороженным кафешками краям, а в центре никакой тебе движухи.

Похоже, и к северу по будням не особо вариант. Туда добраться сложно, оттуда только по Октябрьскому с прогулочкой, а там пустовато. Правда, внезапно собралась куча маленьких, маленьких, маленьких детей. Почти половину программы осилили.

Нитяные перчатки опробованы. Помогли. Утверждаю в должности. Черных не было, взял белые, так еще и водители на переходах реагируют раньше и сильнее. Мало ли что может отмочить придурок в черной шляпе и белых варежках. Только вот даже за один раз заметно испачкались. Хоть ябеду санэпидстанции пиши.
doldonius: (Default)
Еще раз посчитать фишки, пока то да се. Read more... )
doldonius: (Default)
Где в гисметео намеряли +23, загадка. При +23, пусть и со средненьким ветром, уши так не мерзнут. Отработал программу и быстро-быстро смылся.

Ну и да, поскольку шел пешком, проблем с соляками особых не было. Разве что к концу, когда мизинец мимо струны проехал — сдается мне, тупо потерял чувствительность от холода.

Люди! Запомните! Передайте всем! Когда человек поет, у него в голове очень, очень шумно. Хотите с ним поговорить — дождитесь хотя бы паузы. А лучше — конца номера. А если о высоком, абстрактном, и чтоб ответил что-то умное — конца программы. 好吗?
doldonius: (Default)
Есть рабочая гипотеза по липкости пальцев. Сдается мне, я ее с поручней в троллейбусе набираю. Не было ж в прошлом году этой проблемы. А вся разница — два километра на восток от основных питчей. Соответственно, на точки приходится ездить, а не ходить. Если угадал, нитяные перчатки должны помочь. Осталось добыть и испытать.

Замысловатый как бы туман эффективно подавляет активность горожан. Похоже, на рыночке было больше продавцов, чем за все время мимо прошло. Не факт, что под крышей было бы лучше; я и сам-то отработал исключительно на избытке внутренней вредности.

В городе чертова куча интересных людей. Отчаянно скучающих. Вывести бы их из внутренней эмиграции, совсем другая жизнь бы началась, Петруха. Только вот куда?

Когда распевался и разыгрывался, внезапно изобразил довольно убедительную банджовую версию Nine Pound Hammer. Если до завтра не попустит, ставлю в программу.
doldonius: (Default)
Остро не хватает кого-нибудь темп задавать. Парил его со всей дури. Теоретически, в двух тюнерах из трех есть метрономы, но это ж еще и метрономы настраивать.

Кажется, понял, почему соляки, которые дома играю, не просыпаясь, на улице разваливаются. Дома у меня руки чистые и сухие, а на улице — как повезет. Надо что-то изобрести.

Завтрашняя гроза началась сегодня, пришлось сматываться раньше времени. Дорогие метеорологи, "ну нельзя же так!"

На следующей неделе, если верить прогнозам, деревню Гадюкино смоет. Придется все-таки зайти в торговый центр — так, для очистки совести, чтобы уезжать из города решительно и твердо.
doldonius: (Default)
Эй, а где все?

Давненько на Весенней так пустынно не было. Погода распугала? Метеонечувствительно разъехались по огородам? Метеочувствительно бухают?

Кабы не натруженная пятка, можно было бы считать, что прокатился для собственного удовольствия. А так даже и не знаю.

Да еще и строй у банджо плыл, как драккар на грабеж.
doldonius: (Default)
Толкучка на углу была преизрядная, еле втиснулся. И слышал себя почему-то крайне плохо, хотя в том же месте вставал и в прошлые разы. То ли на кустах листья отросли, то ли торгующий народ звукопоглощал, то ли бибики лютовали, то ли с ушами чего.

Несмотря на то, что держать банджо пришлось чуть неправильно, чтоб не зашибить соседку-огородницу, тушка отработала два часа влегкую. Кабы тучки не набежали совсем уж всерьез (ближе к девяти все-таки закапало), мог бы и продолжить — впрочем, народ, сообразив метеоусловия, тоже ускорил бег.

Подтанцовка чуть не стоптала прохожих. А еще на обеих колыбельных таинственные незнакомки останавливали свои экипажи и очень внимательно слушали.

Еще одна победа центрального телевидения. Похоже, впрочем, что на этот раз с изрядной помощью то ли чего наркотического, то ли чего эндогенного. Радует, что это второй случай за три года; настораживает, что второй за одно лето.

Заработал, помимо прочего, чуток лисичек, огурцов и две головки чеснока. Прокормимся, стало быть, когда начнется.
doldonius: (Default)
Четыре часа катал банджовую программу. Более-менее понял, куда ее крутить дальше, осталось добрать подходящий репертуар. Хорошо бы добыть старых блюзиков — этих вот чуточку меланхоличных и подвижных, сочиненных до того, как белые рок-н-ролльщики натащили в блюз трагедийности и медляка — но с копирайтами там жесть и ужас. Никто ни черта уже не помнит, кто там в двадцатые чего понаписал (а в куче случаев авторство исходно было спорным), но теоретически копирайт на любой мог быть несколько раз продлен и, следовательно, может оказаться все еще токсичен. Того гляди подорвешься.

Петь, в принципе, мог бы и дальше, но вот руки под конец отупели и перестали попадать. И опорная пятка снова начала возмущаться, но за ночь отдохнула — стало быть, и тут все-таки прогресс. То есть будь у меня команда хотя бы из одного человека, чтоб выделываться на струнных по очереди, можно было бы и полный рабочий день заряжать. Но сперва надо побороть сезонность и метеочувствительность заработка.

Выделенный организаторами фестиваля питч за улицей Островского довольно-таки мертвенький. По сравнению с кварталом между Островского и Советским движухи, считай, нет вовсе. Впрочем, сегодня сравню, если погода не окрысится. Вот потом и скажу, что обо всем этом думаю.
doldonius: (Default)
Если принять, что государство в том числе и система управления (понятное дело, это крайне побочная функция, но не без нее, так ведь?) и подумать еще раз о роли систем связи в жизни мегасоциумов, не выйдет ли привязать общепринятые системы связи к модным в соответствующие эпохи политическим структурам?

Пешие гонцы — простенькие незамысловатые государства Междуречья, Средиземноморья и Америки. Конная почта — монархии и ранние империи. Оптический семафорный телеграф — и на тебе, Первая французская республика. Электромагнитный телеграф и железные дороги — бешеная движуха XIX века. Радио и телевидение — тоталитарные госуцеркства XX.

То есть вру, конечно, но посмотрите, как дружно и повсеместно начался цирк на палке в самых разных странах в XXI, когда включился в быт и раздался вширь интернет.
doldonius: (Default)
Наконец-то понял, с чего так уезжает строй после первых номеров. Тепловое расширение, дорогой Уотсон. Просто не всегда струны нагревались настолько ощутимо, чтоб аж пальцы припекало. Даже и не знаю, что с этим делать, кроме как регулярно подстраивать.

Ну, а после двух часов на солнышке при +30 в тени понял еще и для чего моряки в экваториальных водах под шляпу повязывали платок. Пот лился по всей роже, включая глаза.

Вялотекущее респираторное продолжается. Теперь с кашлем и неустойчивой интонацией.

Горячую воду выключили до десятого. Впрочем, если синоптики не врут, на изобретение контрмер у меня еще 60 часов.
doldonius: (Default)
Связки дурковали со всей мочи. Пришлось включать всю технику, что есть, но что вышло — не знаю.

Мораль: раз уж наловчился ловить тихонький уличный отскок, вставать надо напротив стены.

Ну и это, люди добрые, того. Вот представьте себе мое положение. Я стою на одной ноге. Вторая пристегнута к барабану. Мне надо управлять одновременно равновесием, тремя инструментами, собственными резонаторами и дыханием. Поскольку другого освещения на улице нет, обычно я лицом к солнцу. При этом громко ору, а людей я распознаю преимущественно по голосу (вплоть до того, что однажды на второй месяц знакомства очень неуверенно спросил сестру-двойняшку Лену, не родственница ли ей случайно ее сестра-двойняшка Оля).

В общем, если я кого-то в этом положении и состоянии узнал, это мне исключительно повезло. А если нет — ну, "этого и следовало ожидать". ОК?
doldonius: (Default)
По дороге туда рекламная бегущая строка говорила: "вас видеть)))". "LISP", — догадался Штирлиц.

Более-менее прилично отработал длинный выход. Снова была взрослая подтанцовка, achievement unlocked.

По будним дням, как выяснилось на обратном пути, троллейбусы с драмы на кольцо перестают ходить в восемь, так что напоследок еще и прогулялся. Хорошо, что как минимум два дня обещают дожди.

Новый медиатор с острыми углами — круто. А вот баски как-то резко просели. Надо завтра посмотреть, что с ними такое.
doldonius: (Default)
Mingulay Boat Song надо менять. Как-то или на что-то. Совсем мне разонравилось то, что я с ней делаю.

Работал на базарчике на Фабричной. Действительно ловлю отскок — ну, когда транспорт не слишком буйствует. (Кстати, эти ребята на как бы спортивных бибиках — они что, специально глушаки дырявят, чтоб корыто верещало, как дешевый мопед?)

Медиатор все еще жив. Но придется, видимо, отправить в почетную отставку: углы стерлись настолько, что палец чиркает по струнам. А один раз его вообще из руки выкатило. Хорошо хоть, не посреди номера.

Потихоньку формулирую признаки хорошего питча. Один из них — ровная площадка под ногами. Такое в городе редкость. Надо на всякий случай потренироваться играть и на задранном вверх, и на проваленном вниз бомбо. В некоторых из посещенных ранее местностей ровного пятака два на два и вовсе не сыщешь.

Мандолиновая программа показана везде. Надо все-таки хотя бы банджовую заново собирать. Или пройтись поискать новых питчей.
doldonius: (Default)
Из-под навеса меня, естественно, выгнали. Дождавшись сперва — несомненно, по доброте душевной — пока полностью распакуюсь.

Так что работал чуть ближе к перекрестку Ленина и Волгоградской, слегка удручая, по-видимому, милую тетушку в ларьке с мороженым.

Из плюсов: питч внезапно гораздо более удачный, спасибо ребятам с базарчика, что вовремя пнули в нужном направлении. Из минусов: встал чуток неправильно (с распакованным барахлом особо не побегаешь); непонятно, где теперь покупать хорошую соль в удобной упаковке: не буду ж я на священную частную территорию ООО ТК "Кора" вторгаться в пыльных башмаках, раз у них такой острый вахтериоз; дождезащищенную точку рядом с домом вычеркиваем.

Ну и минус еще один запасной медиатор, слетевший с ремня в процессе перемещения. Оставшийся снял и сунул в карман. До сих пор они так и сяк не пригодились.

Основной подсумок в ближайший дождливый день надо осмотреть и заштопать.

NB: если достаточно близко напротив стоит какой-нибудь киоск, можно работать почти вплотную к магистрали. Он и акустическую тень дает, и какую-никакую обратную связь. Это открывает массу новых возможностей.

Мимоезжая велосипедистка заговорила по-английски. С ошибками. Мгновенно переключился в режим преподавателя языка. Вот ведь выдрессировали.