doldonius: (Default)
Туда, куда метил, не удалось. Враги установили хрипунчики на другой стороне улицы, пришлось моститься возле самой дорожки между пешеходными переходами, перпендикулярно линии хрипунчикового огня. Тоже, впрочем, неплохое место. Как запасной питч на случай чего даже и получше детской площадки на юг от кольца.

Членистоногие бульвара Строителей многочисленны, разнообразны и достали, сволочи. Мало мне слабоумных насекомых, так еще и к вылету паучков на паутинках угодил. То есть летают-то они и ближе к центру, но после каждого второго номера снимать их с шляпы там не приходилось.

Пьяные все же были, но дружелюбные и вменяемые. Как-то даже и отвык с этими потреотами.

Пятидневный забег прошел легко. Кабы не погода, можно было бы денек отдохнуть и продолжить. Но — всё.

Далее пока неизвестность.
doldonius: (Default)
Глотка совсем в отказе. То ли по погодным условиям, то ли таблетка от изжоги побочку выкатила. Зато порезвился с детишками. Танцевали, хлопали и даже подпевали. Ну, как могли.

Погоды осталось два дня.
doldonius: (Default)
Изловил причину странных глюков. Шляпа мексиканской конструкции запросто пропускает свет, если его источник низко и сбоку. Вот эта-то засветка одного глаза мне голову и морочила. А привычки вцепляться, если вдруг чего, пиявкой в шпаргалку, еще нет — надо завести.

Розовый клей, похоже, испортился. Липнет к струнам на clawhammer. Мораль: только под ткань. Пока боролся с последствиями, оторвал кусок композита. Ямочный ремонт; максимум два выхода осталось.

Возвращаясь, совсем рядом с домом приметил коллегу. И поди ж ты, после трех с половиной часов на рационированном кислороде стормозил обменяться контактами. Но если что, человеков-оркестров в городе минимум два. Весь я не умру, etc.

UPD: не суй пальцы под тяги ножек стоек. Ведь выучил же как-то, что их надо раскладывать за две ближние ноги, третьею себя в чело да не уязвиши? In hoc signo vinces.
doldonius: (Default)
Последние Теплые Дни. Только вот глотка вспоминает холодные ночи. Ну и да, солнце ушло — рви когти. Видимо, и завтра пойду пораньше; в обычное время уже дубак.

А о копирайтном бандитизме надо говорить чаще и громче. Полно людей, не представляющих себе глубины маразма.
doldonius: (Default)
Унылый все же день пятница. Даже пьяные какие-то скучные.

Потихоньку начинаю себя слышать даже на фоне вечернего пятничного трафика. Еще годик тренировок — пожалуй, и впрямь смогу в кузнечном цехе работать. Все равно, впрочем, лажал, но больше из-за того, что сегодняшний гиперактивный мальчик случился крупноват и разговорчив.

Похолодало резко и сильно. Хорошо, что пораньше выбрался, к концу программы уже не только пальцы и уши, а и ноги подзамерзли. И это в детское время 18:20. Ну, ОК, бывало, что об эту пору уже и снег шел, но все равно так нечестно.

Телевизор кусает в мозг странно избирательно. Вроде бы, два почти одинаковых бывалых пьяницы, то ли давно знакомые, то ли наклюкавшиеся на одну волну, но один (тот самый гиперактивный) сыпал комплиментами, а второго от английского языка аж перекосило. И это он, бедняга, еще к бретонскому опоздал.

Да, и передайте Михалкову, что сегодня мне пришлось объяснять православной общественности, что он вообще такой за хрен с горы. Sic transit.
doldonius: (Default)
Последний, скорее всего, выход на Весеннюю.

Распевался, пшикался, но связки дурили все равно. Опять врубил всю наличную технику и нахватал комплиментов, но все-таки "вечер в опере" для фолка несколько чужеродный формат. Ну, и с банджо чудес понатворил, сосредоточившись на голосе.

Засада с банджо и мышцами вокруг правой лопатки объяснилась уже давно: пока рукав не пропотел, он с железки соскальзывает. Сегодня наконец-то додумался просто сдвинуть его чуть повыше. Не слишком-то удобно в смысле шевеления пальцами, но организм в целом экономит.

Потихоньку начинаю думать дальше. Ну, послезавтра уже осень, вот и поразмыслю.
doldonius: (Default)
Троллейбусы поразила неведомая чума, так что приперся не только позже, чем планировал, но и позже, чем обычно.

Опять было пустынно. Временами вообще никого в зоне слышимости. Пятница? Тем не менее, программу отработал полностью. Ибо.

И очень вовремя смылся: только занес инструменты в хату, как сверху закапало.

Руки сегодня шевелились как-то странно. Ну, завтра выходной по метеоусловиям, попробую разобраться.
doldonius: (Default)
Обнаружил в юго-западном квадранте перекрестка Волгоградской и Ленина прямо-таки готовую концертную площадку. Две скамейки и, по-видимому, место для третьей, ныне отсутствующей, где я и распаковался чуть в стороне от дорожки во двор.

Вот что-нибудь бы этакое поближе к тротуару и подальше от транспорта — или хотя бы отгороженное от него ларьком — вообще бы было идеальное место, а так слышал себя плоховато и, вероятно, лажал. Тем не менее, собрал больше народу, чем обычно даже на Весенней бывает. Один даже отслушал программу целиком.

По вечерам очень резко холодает. Надо бы это отслеживать и вовремя сматываться.

Множества агрессивных (и, подозреваю, не особо грамотных) фанатов русского языка и нелюбителей Америки практически совпадают с множеством пытающихся со мной говорить, когда я пою. Еще один чуть не привязался. Связано ли их обилие с тем, что дальше по Волгоградской расположена психушка — вопрос, требующий дальнейшего изучения.
doldonius: (Default)
Глотка капризничала. А самое неприятное — уже в 20:11 перестал толком видеть. Winter is coming. Aziz, light!

По дороге туда чуть не разукомплектовалась тележка. Там заглючил пюпитр. Да и сам я после экспресс-починки тележки был не в лучшей форме. Вспомнил дела давно минувших лет, подстроился к подходящим детишкам, и понеслось.

Выяснил заодно, что танец с ударными можно делать и без подручного ударного. И вообще без ударных. И публика нормально ведется. "Где-то здесь", — сказал бы, вероятно, старый жулик Ошо.

Концентрация репетирования на единственном оставшемся в строю инструменте тоже, вроде бы, начинает сказываться. До уровня гитары еще не дошло, но где-то вровень с чаранго — уже почти. Доработаю сезон с тем, что есть, а там пора и новые задачи ставить.
doldonius: (Default)
Метеочувствительны наши горожане. Ох и метеочувствительны.

Зато спокойно поработал. Кажется, даже и не лажал особенно, хотя связки, помня холодные ночи, поскрипывали — я ж тоже здешний.
doldonius: (Default)
Основная цель, вернуться в физическую форму, по-видимому, достигнута. Снова могу бренчать и горланить часами, а на следующий день всё это повторить. Понятное дело, что надо бы получше, но и с этим уровнем работать можно, особенно если как-то облегчить доставку меня и барахла на точку и назад. Время браться за качество исполнения — оно тоже помаленьку крепло, но тут еще рыть и рыть.

С экономикой процесса хуже. Покуда я привязан к погоде, выйти можно разве что на официальный прожиточный минимум. То есть без долгов, но и без возможности раскручивать дело. И то лишь летом. Если меня не пустят под крышу (а это почти наверняка), всё не просто плохо, а гораздо хуже. Мандолину я уже издолбил, струны для чаранго стали не по карману, осталось только банджо. Случись и с ним чего — хана.

То есть из города надо куда-то сматываться. И тут реалистичных вариантов (настучал пару абзацев, прикинул маршруты, глянул цены на билеты, стер) пока что примерно так нет.
doldonius: (Default)
Добрые люди с усилителями и колонками, решая задачу контузить собравшихся у фонтана, зачем-то развернули свои орудия прямо вдоль Весенней. Бумкало, говорят, чуть ли не до набережной. Ну, зато хоть поорал от души.

Темнеть стало рано, пришлось сворачиваться еще до девяти: перестал видеть шпаргалку. Но и так три с лишним часа отработал.

Обещанная гроза так и не приключилась и частью оракулов переназначена на завтра. Ну, посмотрим. Еще не знаю, как себя чувствую — может, сам собой завтра работать не смогу.
doldonius: (Default)
Детская площадка. Много маленьких... ну, вы знаете.

Выздороветь толком так и не успел, ухогорлоносовое оборудование тормозило и глючило. Впрочем, высоко поднятая голова и драматические вздохи имиджу пошли только на пользу, а связки удалось обуздать. В основном.

Новое в подтанцовке: можно вволю оттянуться, солидности ради делая вид, будто учишь пляскам трудовую смену.

(А с утра на репетиции вспомнил, что когда-то делал версию Siúil a rún и для банджо тоже. Но вот какую? Сейчас получается что-то жесткое в стиле радикальных писников времен вьетнамской заварухи. Тоже интересно, но было-то лиричненько.)
doldonius: (Default)
Хорошо-то как в зале после улицы. Кроме разве кислорода; привык на ветерке дышать по минимуму и пару раз капитально завис.

А в целом отработал прилично. Вроде бы. Отснято, нарежу — выложу. "Но не сразу".

Ну и это, age++. Да и фиг с ним. Не дождутся.
doldonius: (Default)
Постоянным обитателям угла я уже надоел, так что сменил место. Не очень удачно. Зато потренировался горланить прямо напротив проспекта — и, кажется, словил отскок от высотки напротив.

Заодно и банджовую половину концерта дорепетировал, можно в оставшееся время спокойно доработать с мандолиновой частью и новыми соляками.
doldonius: (Default)
Мало что способно вызвать у меня столь же мощный прилив сочувствия, как доносящееся из уличного хрипунчика "Тишины хочу, тишины". Слышите, производители акустических загрязнений? Само орудие вашего преступления молит себя заткнуть.

Очередная победа телевизора — и, как назло, рядышком стояли сотрудники органов, при которых в доходчивой форме объяснять, что за инструмент руками хвататься нельзя, было бы опрометчиво. (Ну, и мои извинения второму, кто посоветовал петь по-русски уже, видимо, по доброте сердечной; кажется, на лице у меня было написано что-то неучтивое.) Поэтому еще раз, всем-всем-всем. Read more... )

А так, конечно, и публика хорошая была, и отработал, кроме пары мест, достаточно прилично.

Но как-то стремновато в городе становится.
doldonius: (Default)
Ну-с, четырехдневный забег пройден довольно ровно. Не сказать, что особенно хорошо, но это, в конце концов, было лето набора физической формы.

В принципе, если тушка еще и выздоровеет, по три дня подряд работать можно запросто. С апгрейдом оборудования (приличная тележка, высокий табурет для банджовых номеров, ортопедические стельки) и четыре потяну — в этот раз все же заметно подкосили прогулочки в самый первый день.

Осталось найти, где это делать. Лета осталось дней пять в августе и, если повезет, что-нибудь по мелочам в сентябре.

Потом, надо полагать, засада.
doldonius: (Default)
Ах, эта Правильная Компания Для Медведя!

И дети были (мой любимый размер!), и заинтересованные слушатели, с которыми получилось поговорить о судьбах и путях народной музыки.

А вот лажал знатно. Время от времени тупо забывал, в каком я номере, а вовремя подсмотреть в шпаргалке остатков ума не хватало. Хорошо быть Майклом Джексоном и отдыхать между номерами в кислородной палатке.

Завтра и в следующий погожий день еще по разу банджовую программу, и возвращаюсь к мандолиновой. Хотя бы на несколько раз, чтоб банджовая отдохнула.
doldonius: (Default)
Помаленьку начинаю верить байкам о престарелых мастерах ушу, коих к помосту и от него приходилось носить, а вот на помосте они всем дрозда выписывали. Остатков кофе хватило только на две кружки, так что к вечеру был в техническом нокауте.

Главное действительно на питч выползти. Там покатится, даже если связки, как сегодня, брыкаются. Похоже, пшикалка их уже не берет.

Подтанцовка была серьезная. Аж лажал временами, засмотревшись.
doldonius: (Default)
Комбинация арифметического идиотизма, геометрической инвалидности и асимметричности маршрутов транспорта (вот чтоб этих лобачевских школьный циркуль покусал!) очень, очень укрепляет мускулатуру.

Заодно проверил площадь Волкова. Непруха. На юго-западном углу черные легионы воткнули репродуктор, направленный внутрь. Часть Весенней к югу от драмтеатра тоже выглядит уныло: все топочут по перегороженным кафешками краям, а в центре никакой тебе движухи.

Похоже, и к северу по будням не особо вариант. Туда добраться сложно, оттуда только по Октябрьскому с прогулочкой, а там пустовато. Правда, внезапно собралась куча маленьких, маленьких, маленьких детей. Почти половину программы осилили.

Нитяные перчатки опробованы. Помогли. Утверждаю в должности. Черных не было, взял белые, так еще и водители на переходах реагируют раньше и сильнее. Мало ли что может отмочить придурок в черной шляпе и белых варежках. Только вот даже за один раз заметно испачкались. Хоть ябеду санэпидстанции пиши.