doldonius: (Default)
По-китайски gui (鬼) — привидение, злой дух, суффикс для обозначения жертв дурной привычки, а то и вовсе чертов иностранец.

В общем, примерно то, что я всегда и думал об этих ваших графических пользовательских интерфейсах.
doldonius: (Default)
Разбирать ляпы LLZ долго и муторно. Поэтому представим себе, что кто-то убедил меня, будто пластмассовый международный язык не дурацкая блажь, а достойная решения задача. Read more... )
doldonius: (Default)
В принципе, по части железа мы уже почти там. В один серийный чип памяти сейчас запросто влазит пара гигов. Если прицелиться, допустим, в 2³² фемтосервера с килобайтом памяти каждый, всего-то 512 таракашек. Да пусть хоть 1024 с учетом того, что фемтосервер чуточку умнее простого ОЗУ. Еще пара-тройка удвоений емкости — и садись паяй.
doldonius: (Default)
Семантика — она рулит.

Для чего люди создали и с удовольствием использовали счетные палочки, счетные камушки, счетные веревочки, абаки, счеты, арифмометры, арифметические и логарифмические линейки, электромеханические суммирующие машины, табуляторы, релейные и, наконец, электронно-вычислительные машины, они же компьютеры, сиречь вычислители?

Вычислять.

Поймите меня правильно. Человеческий мозг система глючная до остолбенения* и очень мало что из доступного сознательному наблюдению делает быстро и с первого раза правильно. Но для подавляющего большинства мозгов именно вычисления настолько трудны и утомительны, что они сами заметили этот дефект и соорудили облегчающие эту (и только эту!) умственную работу орудия.

А теперь они пытаются заставить эти узкоспециализированные костыли делать вовсе не то, для чего их создавали и узко специализировали. То есть снова глючат и тупят, и ведь лучшими своими представителями.


* Лишний повод даже не пытаться его копировать, а идти прямо от требуемых функций искусственного субъекта.
doldonius: (Default)
годное к применению хоть сейчас: стая хранилищ единичных записей на чипе.

Прототяпнуть можно и на локальной сетке; запросы на выборку "центр" отсылает широковещательными пакетами, запросы на запись адресно. Там же и посмотреть, как ловчее управиться с асинхронными ответами. Если действовать совсем тупо, придется дожидаться ответов, в том числе и "нет такого", от всех. Что, в общем-то, приемлемо, если "центр" умеет отличать занятый работой фемтосервер от сдохшего, но не факт, что оптимально.

И заодно глянуть оптимальный объем памяти для каждого фемтосервера. Должно быть не особо много по нынешним меркам, особенно если для толстых-претолстых полей с другой стороны на отдельной шине привесить микросервер-хранилище.

Плюс режимы совместимости с уже существующими моделями баз данных. В первую очередь с SQL, "хоть это и оскорбительно для коллектива".
doldonius: (Default)
Ладно, чем ворчать, что вычислительные системы изначально шаг в сторону, обратную искусственным субъектам и разумам, попробую прикинуть, что можно вместо. Read more... )
doldonius: (Default)
Вот если взять для ясности какой-нибудь язык, в истории носителей которого не было полного истребления автохтонных профессиональных артистов, и посмотреть, как ситуация описана там. Английский, например, раз уж он у меня ближе всех лежит.

Read more... )
doldonius: (Default)
Если принять, что государство в том числе и система управления (понятное дело, это крайне побочная функция, но не без нее, так ведь?) и подумать еще раз о роли систем связи в жизни мегасоциумов, не выйдет ли привязать общепринятые системы связи к модным в соответствующие эпохи политическим структурам?

Пешие гонцы — простенькие незамысловатые государства Междуречья, Средиземноморья и Америки. Конная почта — монархии и ранние империи. Оптический семафорный телеграф — и на тебе, Первая французская республика. Электромагнитный телеграф и железные дороги — бешеная движуха XIX века. Радио и телевидение — тоталитарные госуцеркства XX.

То есть вру, конечно, но посмотрите, как дружно и повсеместно начался цирк на палке в самых разных странах в XXI, когда включился в быт и раздался вширь интернет.
doldonius: (Default)
Тут в сильно огороженном месте задались вопросом, чего это молодежь в ругательства спецсимволы вставляет.

Отвечаю, стало быть, сюда. Давным-давно, когда порог входа в сеть был высок (надо было или работать в правильном месте, или быть очень богатым буратиной, что тоже снижает вероятность полной умственной инвалидности), существовала штука под названием нетикет. Предписывавшая, в частности, заменять ругательства спецсимволами. Заменять. Полностью, @#$%^$, заменять, надеясь, что адресат(ы) достаточно в рассудке, чтобы уловить общий смысл.

Ну, а потом в сети хлынул молодняк, который даже в способности корреспондентов прочесть записанное цифрами число сомневается и пишет "10-сять".
doldonius: (Default)
Две самых пагубных привычки человеков, доходящая до индуцированных психозов доверчивость и склонность повиноваться достаточно категорично звучащим командам без обдумывания, могут быть объяснены двумя же конструктивными дефектами.

У нас только два глаза, глядящих только в одну сторону, и недостаточно подвижная шея.

В дикой природе существо с настолько суженным полем зрения попросту вынуждено доверять и повиноваться своим компаньонам: они почти буквально становятся теми самыми глазами на затылке, отсутствие которых мешает ему контролировать окружающую обстановку самостоятельно.
doldonius: (Default)
Критический подляк эпохи — величина задач. Мелкие либо решены, либо будут решены известными способами по мере обнаружения. Остались и копятся те, что не влазят в единственную голову и плохо распараллеливаются.

Массовая подготовка гениев, способных упихнуть в голову намного больше, дело гуманитарной революции и генетической инженерии. Дотуда еще порядка двухсот лет, мы это вряд ли застанем. Решение, которое можно начинать копать уже сейчас, да и потом пригодится — орфоскептика, метанаука о правилах размышления, но и ее создавать, вроде бы, никто не рвется.

Более эффективные методы подбора рабочих групп и организации их внутренних взаимодействий, скорее всего, в ближайший век тоже не появятся. Кое-какие резервы есть. Но даже возможно полное их задействование отодвинет границу решаемых задач не так далеко, как надо бы.

Стало быть, примем, что в ближайшем будущем методы работы человеков с данными качественно измениться не могут. В одной голове мы ограничены объемом и быстродействием, в головах группы — скоростью передачи.

Можем ли мы что-то сделать с самими данными?

Один из очевидных путей — компрессия через создание более компактной и удобной нотации.

Но здесь на пути лежат острые и грязные вилы. По самый XX век великие изобретали современную математическую и физическую нотации, изрядно облегчившие жизнь потомкам, пользуясь ручным орудием письма и бумагой. Если им хотелось изобрести новую закорючку, ее было достаточно собственно изобрести. Проблемы могли возникнуть в типографии, но на этапе собственно разработки нотации их просто не было.

Теперь же мы можем, попотев, выбрать закорючину из довольно-таки большого набора, но только из него. Потому что кодировка. Как мы дошли до такой жизни и куда бежать. )
doldonius: Seriously irritated (fumes)
Начитавшись других вредных стариканов, озадачился.

То, что современная вычислительная техника — сверхспециализированная и явно тупиковая ветвь развития, как бы ясно. Интуитивно. Нутром. Как и то, что до поры до времени дела шли сравнительно правильно. Где ж приключился критический облом? Read more... )
doldonius: Seriously irritated (fumes)
Механическое копирование социальных структур невозможно.

Опыт соседей по планете знать и использовать, конечно же, стоит. Но есть тонкость. Отдельный технический прием может сработать, а может и не сработать. А вот целый институт, воткнутый в социум "чтоб всё как у людей", почти наверняка либо не будет работать вообще, либо начнет работать как-то совсем иначе — что, как правило, лишает смысла всю затею.

То есть вот еще раз: двухпалатный парламент создали и заточили под себя англичане. В совершенно конкретном социуме (он и двухпалатный-то ровно из-за специфической конструкции тогдашнего английского общества), для решения совершенно конкретных задач и при поддержке в натуре конкретных мятежных баронов — полевых командиров на наши деньги. В социуме, веками воли не видавшем и не привыкшем время от времени окорачивать зарвавшихся бандюг усекновением главы, прикарманить его, как мы видели, легче легкого. Как и прочие институты "современной", то бишь британской, демократии, он для нормальной работы требует способности и готовности простых грубых парней бить властям морду, чуть лишь власти примутся хаметь. Стоит этому грубому механизму исправления ошибок хотя бы ослабнуть, помешанные на власти антисоциальные больные начинают бодро и успешно тянуть одеяло на себя — что, опять-таки, отчетливо видно на современных демократиях британского образца.

При решении инженерных задач тупое копирование используется редко и ограниченно. Современный экскаватор не копирует биомеханику землекопа, в современном микропроцессоре нет колес Однера. Социальные институты, ровно как и любые сложные приборы, должны выполнять определенные функции в определенной среде. Исходя из набора функций и свойств среды их и надобно конструировать. "Если, конечно, вас интересует результат".
doldonius: Seriously irritated (fumes)
В прошлый раз я ругал коллективное помешательство как способ консолидации общества.

Теперь разберем бредовые высказывания как формулировки целей.

Лозунг, как известно, должен быть краток, категоричен, по возможности благозвучен и бессмысленнен. Именно эти качества характерны для хороших лозунгов, как и для всех гипнотических инструкций. Например, "Переоформим эвклидовы каденции!" — лозунг, при всей своей радикальности, сравнительно неплохой.

Гипнотическая инструкция хороша тем, что мотивирует действовать, не указывая точно, что делать и как. Соответственно, вне контекста психотерапевтической сессии приводит, с одной стороны, к беспорядочной ажитации (и без того свойственной укушенным идеологами) и, с другой, к возможности в любой момент объявить заявленную в нем цель достигнутой.

Чем больше в лозунге смысла, тем хуже он выполняет свои истинные функции. Именно на этом большевики, жрецы-недоучки, и срезались.

Тем не менее, даже плохой (частично осмысленный) лозунг все равно слишком расплывчат, если мы собираемся подойти к организации социума как к инженерной задаче. Здесь, как и в старом добром заклинании, нужно предельно точно сформулировать и цель, и граничные условия. Точно указать критерии оптимизации, их приоритеты и допустимые диапазоны значений остальных важных параметров.

Сдается мне, что сбацать дельное техническое задание тут будет даже потруднее, чем сообразить потом, как его выполнить. Так что рекомендую начинать.
doldonius: Seriously irritated (fumes)
Умники, але! Путем наведенного массового психоза, сиречь идеологии, мы уже ходили. Острое галлюцинаторное телевидение, его апофигей, свирепствует в Эрэфии прямо сейчас. Включите ящик, полюбуйтесь и попробуйте еще разок подумать.

С тех пор, как век назад мир сотрясли — с большой кровью, большим шумом и весьма скромными против объявленных целей результатами — религиозные секты коммунистов и нацистов, мы кое-что узнали и об отдельных людях, и об их сообществах, и о законах работы систем управления. До обидного мало, конечно, но продолжать игнорировать эти знания уже глупо. Сидеть и ждать, когда придет харизматичненький духовный лидер, еще глупее. Слишком дорого эти харизматики обходятся популяции, слишком мала вероятность того, что очередной приступ бурной неадекватной деятельности вынесет-таки горсточку выживших молочными реками к кисельным берегам.

Хорош уже бредить. Хорош напрягаться в едином порыве. Хватит героических безумств. И не героических хватит.

Социумы можно и должно уметь конструировать. Точно, грамотно, аккуратно, с минимальными тратами усилий и жизней. Возможно, мы даже уже знаем в общих чертах, как это делать, стоит лишь собрать и озадачить психологов, этологов, этнографов, историков и айтишников. Но даже если прямо сейчас у них ничего не получится, искать способ что-то сделать всяко полезнее, чем сидеть и ждать, когда же чаемое готовым свалится с неба, или с воплями носиться толпой взад-вперед, трудолюбиво занимаясь неизвестно чем.
doldonius: Seriously irritated (fumes)
"Хуже" или "лучше" вне контекста бывает только в больном воображении эгалитян. Причем даже они иногда выбирают для решения задач подходящие инструменты, нимало не смущаясь, что молоток отличается от плоскогубцев практически всем.

В норме же следует всегда задаваться вопросами "для чего?" и "в каких условиях?"

Тут и возникнет, может быть, понимание, что стремиться надо не к искоренению любых упоминаний о существовании различий между людьми, а именно к учету контекстов. И, соответственно, к спиливанию оценочности с этих различий — различий, существующих настолько объективно, что даже самые клинические эгалитарианцы все же обычно отличают людей друг от друга.

Мы — как вид — и так стремительно гомогенизируемся, теряя по дороге ценные в некоторых контекстах различия. Акселерация, механизация — и вот уже и партии теноров, и партии басов приходится горланить баритонам. Поверьте, дорогие уравнители, им это совершенно не нравится.
doldonius: Seriously irritated (fumes)
Атеизм, безусловно, чушь собачья. Но вы сообразите исторические условия. Старик Сиддхарта проповедовал за 500 лет до н. э., Махавира и того раньше, и даже примитивное европейское контрхристианство, сравнительно поздний феномен, все равно сильно опередило мало-мальски связные описания человеческих психик и социумов.

Модели, позволяющие сообразить, что пресловутая "гадина" не конкретная религия, а сама по себе религиозность как социо- и патопсихологический феномен, появились только в последней трети XX века, что и позволило в его первой трети развернуться и свирепствовать высоколетальным штаммам не(о)христианства.

Когда будут разработаны и, главное, широко применены надежные методы лечения этого дефекта, можно лишь гадать. А тем временем фанатики так и будут убивать тела, а религии — души.
doldonius: (Default)
Во сне поругался за кулисами с какой-то авангардной поэтессой (какого черта мы делали в одном спектакле, еще там было сложно понять) и выяснил, что потерял идентичность.

Проснулся, проверил еще раз — а ведь и впрямь.

Девять лет я был сеткой. Почти буквально. До того, что сам заболевал, когда ее плющило.

Теперь все наличествующие определения себя — только на уровне способностей. Могу делать то, могу делать се. Вокруг, что снизу, что сверху, пустота. Ну, разве что в районе ценностей кое-что пылится, да и то, скорее всего, социальные импланты и остаточные явления админского самурайства.

Да уж, "сходил за хлебом".
doldonius: (Default)
Слушайте, какого черта, а?

Актеры, музыканты и прочая сомнительная шваль спокон веку занимались своей подрывной деятельностью по двум причинам: а) приспичило и б) какой-никакой, а заработок.

Государства отродясь к людям искусства относились с подозрением. Я уж не говорю про церкви — хоть и не всякая, конечно, отличилась, как никонианская, полным истреблением профессиональных развлекателей в приболевшем ею царстве.

И тут вдруг внезапно оказывается, что без государственной поддержки высокая культура ой-помрет-помрет.

Ребята, если мы не можем тупо выйти на улицу и там заработать на еду, мы занимаемся чем-то не тем. Я не про то, что надо отправить Моцарта на свалку и сипеть блатняки. Я про то, что если уж петь Моцарта, то так, чтобы и любителей блатняка пронимало. Если ставить Шекспира, то играть его так, чтоб созерцатели футбола и любительницы сериалов выкупали билеты на пять спектаклей вперед. Понимаете? Это все в момент написания именно так и работало. Итальянской опере случалось вызывать массовые беспорядки, а в вашем исполнении она вызывает зевоту? Вы что-то делаете не так. Надо как-то совсем по-другому.

Вот это и будет высоким искусством и возрождением культуры. А напялить на датского принца галстук, заставить его бегать по сцене на ходулях и гордиться своей авангардностью может и последний дурак. И что характерно, именно государственная поддержка и позволяет этому последнему дураку спокойненько главрежить и заражать ленью и дуростью актеров.

Для того, чтобы спектакль состоялся, нужны а) публика и б) актер. Если здание театра, администрация театра, зависимость театра от государства и нежелание публики ходить в театр мешают тебе встретиться с публикой, уходи из театра. Дурь же полная силком детей на представление затаскивать. Отродясь мы сами шли туда, где зритель водится, и ничего у нас не отваливалось. Хочешь сделать детский спектакль? Иди на детскую площадку.

Заодно, конечно, придется узнать, чего ты сам стоишь. Без сцены, ее хитрой механики, ее работников и лазерных эффектов. Стремновато, да. Но чем ругать главрежа за то, что он твой талантище губит, и глушить водяру долгими зимними вечерами — сходи в ближайший детсад и попробуй. Хотя бы будешь знать.
doldonius: (Default)
От игнорирования научного метода случается много несчастий (о них чуть позже). Но не менее разрушителен бывает преждевременный механический импорт методов точных наук в области, где мы вообще ничего не понимаем. Например, в психологию. )